Молодежный канал Students.ru » Наука » История » Вадим Елфимов: Красноармейцы в польских лагерях: трагедия, которую не хочет помнить Варшава

Вадим Елфимов: Красноармейцы в польских лагерях: трагедия, которую не хочет помнить Варшава

Автор: iron от 20-09-2010, 00:02 Поделиться ссылкой на новость в
 (голосов: 0)
Все слышали версию, будто Сталин, давая санкцию на расстрел в катынском лесу, мстил польскому офицерству. Если это правда, то за что же он мстил? За какое преступление? Для Польши это до сих пор запретная тема. Хотя сам факт никто из поляков не отрицает: в 20-х годах прошлого века в польских концентрационных лагерях, действительно находилось до 85 тыс пленных красноармейцев корпуса Тухачевского, попавшего в окружение под Варшавой. Сам факт зафиксирован Красным Крестом. Не зафиксировано только, куда исчезли пленные, вернее, как они погибли. Большинство польских исследователей готовы признать, что умерло, как минимум, около 40 тыс красноармейцев и что главная причина их гибели не расстрелы, как в Катыни, а голод и невыносимые условия, созданные в концлагерях. Кто способен точно сказать, что лучше: быть расстрелянным или заморенным голодом? В любом случае возникает вопрос: почему одна трагедия, Катынская, известна всем, а о другой, которую организовал режим Пилсудского, польские власти до сих пор молчат?
Вадим Елфимов: Красноармейцы в польских лагерях: трагедия, которую не хочет помнить Варшава

Александр Дюма говорил: "История как гвоздик: на нее можно повесить все, что угодно!". До сих пор каждый сентябрь часы Времени натыкаются на два старых "гвоздя": 1 сентября и 17 сентября 1939. И до сих пор некоторые историки тщатся надеждой доказать, мол, это был один и тот же "гвоздь". А потом вешают на несуществующую "опору" несуществующие историко-логические цепочки своих умозрительных построений. Совершенно очевидно, у них что-то со зрением! Но что же им мешает увидеть далекую историю в истинном виде? То, что они смотрят на нее сквозь "увеличительную призму" Катыни, а раз так, то видят они одно, а совершенно не замечают другого... Вот так и образуются в мировой истории не только темные или белые пятна, но и черные, не просматриваемые "дыры", способные, кажется, одним своим дыханием "не обезвреженного" прошлого погубить как настоящее, так и будущее народов. Эти петли времени обладают губительно притягивающей энергией для тех, кто, будучи у власти, бесконечно следует их циклам и в наши дни. Для тех, кто, занимаясь политикой, не внял предупреждению Ницше, говорившего об опасности, подстерегающей того, кто слишком долго вглядывается в бездну, ибо одновременно и бездна всматривается в него.

Недавняя трагедия под Смоленском - нелепая и ужасная авиакатастрофа в полном тумане - лишила Польшу половины ее политической элиты, во главе с президентом, ибо разбился национальный "борт №1". Разбился, летя в Катынь - к месту, где по недавно принятому Сеймом Польши определению, полвека назад произошла "национальная польская трагедия". И вот новая катастрофа... Мистика какая-то! Невольно возникает ощущение: может, польская политическая элита слишком зациклилась на катынском лесу? Может, прошлое буквально притягивает ее?

Между тем, избавиться от того, чтобы прошлое довлело над сознанием людей, т.е. "обезвредить" его, дабы оно "не стреляло" в настоящее, можно только с помощью объективной истины. У которой, как у всякой медали, имеются две стороны. Есть такая, зеркальная, но пока темная и еще более страшная сторона и у Катыни. И возникает вопрос: не кроется ли в этой темноте весомая часть исторической ответственности за катынскую трагедию, которую не хочет нести польская политическая элита. Во всяком случае, то ее поколение, которое позорно бежало из родной страны как раз 17 сентября 1939 года, гонимое фашистским сапогом? А президент Польши Мосьцицкий и "правительство полковников" во главе с Беком драпали, как известно, от того, кого мнили своим союзником и с кем вместе, по-союзнически, после Мюнхенского сговора раздирали на части чехословацкую территорию - от Гитлера. И бежали, когда брошенная и преданная ими Варшава еще героически сражалась. Бежали, расписавшись в собственной глупости и прегрешениях... И это неопровержимое доказательство их вины!

Все слышали версию, будто Сталин, давая санкцию на расстрел в катынском лесу, мстил польскому офицерству. Если это правда, то за что же он мстил? За какое преступление?

Для Польши это до сих пор запретная тема. Хотя сам факт никто из поляков не отрицает: в 20-х годах прошлого века в польских концентрационных лагерях, действительно находилось до 85 тыс пленных красноармейцев корпуса Тухачевского, попавшего в окружение под Варшавой. Сам факт зафиксирован Красным Крестом. Не зафиксировано только, куда исчезли пленные, вернее, как они погибли. Большинство польских исследователей готовы признать, что умерло, как минимум, около 40 тыс красноармейцев и что главная причина их гибели не расстрелы, как в Катыни, а голод и невыносимые условия, созданные в концлагерях. Кто способен точно сказать, что лучше: быть расстрелянным или заморенным голодом? В любом случае возникает вопрос: почему одна трагедия, Катынская, известна всем, а о другой, которую организовал режим Пилсудского, польские власти до сих пор молчат?

Источники в Польше иногда намекают, дескать, сравнивать трагедии нельзя еще и потому, что польские офицеры являлись, в основном, представителями полиции и жандармского ведомства, т.е. внутренних войск, а красноармейцы, - военнослужащими армии, действовавшей на чужой территории, читай, чуть ли не захватчиками. Что ж, с одной стороны, это все же признание трагедии де-факто, а с другой - нежелание признавать ее де-юре. Ведь под таким "углом зрения" с территории даже гитлеровской Германии внезапно исчезают самые жуткие концлагеря, известные всему миру, в которых томились американцы и англичане, захваченные, скажем, где-нибудь в Северной Африке, Атлантике или на Сицилии. И все же, эти фабрики смерти вряд ли "исчезнут" из памяти европейцев, ибо мир слишком хорошо помнит названия Освенцим и Треблинка. А кто из обывателей слышал о концентрационном лагере, созданном поляками задолго до немецких, в Брест-Литовске?

Кстати, ссылка на то, что бойцы Красной армии якобы являлись захватчиками, а потому с ними можно делать все, что угодно, звучала и в словах начальника указанного выше польского концлагеря. Между прочим, кадрового офицера, кое-что слыхавшего про демократические права и свободы. "Вы, большевики, хотели отобрать у нас наши земли! - кричал он. - Хорошо, я дам вам землю. Убивать вас я не имею права, но я буду вас так кормить, что вы сами подохнете!".

Итак, в оправдание своих зверств убийцы пленных, среди которых были и русские, и белорусы, и украинцы, называли жертв "агрессорами". Но можем ли мы сегодня принять логику тогдашних палачей? Почему мы должны безоговорочно им верить? Может, правда состоит в том, что красноармейцы, которые, кстати, далеко не все являлись большевиками, оказались на польской территории вовсе не потому, что сами были агрессорами, а, наоборот, потому что отражали польскую агрессию? И отражали хорошо, за что и мстили им тогдашние польские власти.

Как известно, пан Пилсудский не оценил по достоинству "широкий жест" Владимира Ленина, предоставившего Польше независимость. Пока земли России во время западной интервенции, под прикрытием борьбы с большевизмом, терзали и кромсали более крупные хищники, Пилсудский мог лишь с вожделением наблюдать за гигантским "распилом". Однако к середине 1919 г., когда коллективная интервенция лидеров Запада провалилась, настал и час Польши.

Все благодаря тому, что У. Черчилль тут же объявил второй "крестовый поход"" против Советов, однако сам в этом походе участвовать уже не мог. В поисках подручных взор "британского льва" пал на экзотическую политическую пару - Пилсудского с Петлюрой. Как же сложился столь странный мезальянс? Ведь кажется очевидным, что идеи "великой Речи Посполитой" и не менее великой "незалежной и самостийной" Украины абсолютно несовместимы - они ведь претендуют на одни и те же территории! Однако не совмещались они только на бумажной карте, т.к. "база" у них общая - русофобия и жажда власти любой ценой. Они сочетаются как родные кусочки из мозаики, просто украинские националисты, чей кусочек меньше, не сразу это признают. Надо отдать должное Петлюре: сперва он был крутым самостийщиком, резавшим и русских, и евреев. А когда дела пошли хуже, сбился с ног, ища, кому бы сдать "ридну неньку" по схожей цене. Например, он неоднократно предлагал Франции "взять Украину в аренду". Для начала сроком эдак лет на пять, а там видно будет!

Последнее "деловое предложение" отправилось уже в Лондон. 7 октября 1919 года Петлюра сочинил "ноту", в которой постеснялся собственной фамилии (чему были причины, как мы увидим ниже) и назвался "Директорией". Однако в Форин Оффис ни секунды не сомневались, кто же именно истинный составитель прошения. Секретарь МИД Англии Дж. Грегори в сопроводительной записке к тексту "ноты" предложил британскому правительству следующую линию поведения: "Мы никогда не имели никаких дел с Украиной и не видим причины, по которой начали бы их сейчас. Бандит Петлюра (вот и причина "скромности"! - В.Е), который именует себя главой правительства, уже бежал в Польшу".

Петлюра очень обиделся и...бежал в Польшу.

Тем временем Пилсудский начал получать усиленную помощь от Антанты. На территории Франции были сформированы и вооружены трофейным немецким оружием, а затем за французский же счет переброшены в Польшу 6 дивизий, составивших печально известный корпус Галлера. Помимо этого только с апреля 1919 г. по январь 1920 г. Франция предоставила Польше долгосрочный кредит в 575 млн франков; в добавок 200 тыс винтовок, 1 тыс пулеметов французского производства, 100 тыс винтовок и 1200 пулеметов трофейных; 360 гаубиц для 30 дивизионов тяжелой артиллерии и 1100 пушек для 63 дивизионов полевой артиллерии. Англия подарила Польше самолеты, 58 тыс винтовок и 58 млн патронов к ним. Италия поставила несколько батарей артиллерии и также самолеты.

Существенным, конечно, оказался вклад США: займы на общую сумму более чем в 176,5 млн долл.; 200 танков и 300 самолетов, 20 тыс пулеметов; другие военные припасы на сумму 1,7 млн долл. А с февраля 1919 г. Польша бесплатно получила от Америки продовольствия на сумму 51,6 млн долл. Но и этого всего казалось недостаточно! Решили для надежности к собранной силе присовокупить еще и бежавших с территории Советской Украины петлюровцев. Для чего 24 апреля 1920г. был подписан тайный "Варшавский договор" с Петлюрой. Договор предусматривал отторжение в пользу Польши всей Западной Украины плюс Полесье, включая его белорусскую часть, т.е. территории с населением как минимум в 10 млн человек. Петлюра также обязался восстановить права польских граждан, и в первую очередь помещиков, на все украинские, читай, теперь польские земли. И в довершение, петлюровская Директория должна была кормить украинским продовольствием польские оккупационные войска.

В общем, предчувствие войны с Польшей буквально витало в воздухе. Советское правительство решило приложить все возможные усилия, дабы разрядить обстановку на западных границах и избежать там вооруженного столкновения. Гражданская война шла полным ходом, и бой на два фронта - и против Врангеля, и против Пилсудского, - был смертельно опасен. Одна только угроза конфликта с Польшей Пилсудского в конце 1919 г. - начале 1920 г. здорово путала карты большевистскому руководству. Ведь нужно было добить врангелевскую армию, затем предстояло освобождать Сибирь и Дальний Восток, а приходилось держать значительные силы на западе страны для отражения возможной агрессии.

Rambler-Новости
•НТВ показал антилужковский фильм «Дело в кепке»
•О спасении Ту-154 рассказали жены членов экипажа
•Алена Водонаева сильно похудела
В отношении Польши Москвой была избрана максимально лояльная, задабривающая линия поведения. Так, заявление СНК РСФСР от 28 января 1920 года и вовсе граничило с самоунижением. Советская сторона вновь подтверждала, что безоговорочно признает независимость и суверенитет Польши в ее новых границах, а все спорные вопросы предлагала решать "в духе добрососедских соглашений". Выражалась готовность немедленно приступить к обсуждению любых споров за столом переговоров, которые могли бы пройти в одной из столиц двух стран, либо в нейтральном государстве. И наконец, советское правительство шло даже на существенные территориальные уступки - лишь бы задобрить Пилсудского! Предлагалось, чтобы новая граница между государствами сместилась по всей длине на 50-80 км восточнее, чем прежде. Конечно, это были малозаселенные, лесные районы, однако их хозяйственную ценность трудно переоценить. И тем не менее, в ответ от Варшавы - гробовое молчание. Ибо Пилсудский рассчитывал на гораздо большее.

Так, молча, Польша и стала на путь агрессии. Той самой, которую уже через три месяца просто вынуждены были отражать части Красной армии.



Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1324181.html#ixzz0zDJvs4CW
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM

=========================

Военнопленные польско-советской войны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии



В результате польско-советской войны 1919—1920-х годов десятки тысяч солдат Красной армии, попали в плен. Данные как об общем количестве пленных красноармейцев, так и об умерших в лагерях противоречивы. Польские исследователи оценивают общее количество пленных красноармейцев в 80-110 тысяч человек, из которых документально подтвержденными считается гибель 16 тысяч человек[1]. Советские и российские источники приводят оценки в 157—165 тысяч советских военнопленных и в 80 тысяч погибших из их числа[2][3]. Крупнейшими лагерями, где содержались красноармейцы были большой лагерь в Стшалкове, Щипюрно (польск. Szczypiorno), четыре лагеря в Брестской крепости, лагерь в Тухоли.

Содержание [убрать]
1 Историческая справка
2 Условия содержания военнопленных
3 Польские военнопленные в советском плену
4 Судьбы военнопленных и современность
5 См. также
6 Примечания
7 Литература

[править] Историческая справка
Основная статья: Советско-польская война 1919—1921 годов
Весной 1919 года Польша начала оккупацию белорусских, литовских и украинских земель. Поляки создали временные институты польской администрации для проведения политики колонизации и окатоличивания населения[источник не указан 354 дня], сначала в виде структур гражданского управления восточных земель, а позднее, под военным контролем управления прифронтовых территорий. Массовыми стали систематические грабежи населения и вывоз различного имущества. Политика польской администрации в 1919—1920 гг. характеризовалась тотальным террором по отношению к местному населению по национальному признаку: белорусам, евреям, украинцам, русским. На оккупированных территориях поляки проводили карательные акции против сельского населения и еврейские погромы, особо масштабные в Ровно и Тетиеве[4].

[править] Условия содержания военнопленных
Особо тяжелой была участь пленных красноармейцев, попавших в польские лагеря для военнопленных. Так, имеются свидетельства о приказе будущего премьера, а тогда генерала, Сикорского расстрелять 300 военнопленных без суда и следствия. Генерал Пясецкий приказывал не брать русских солдат в плен, а уничтожать сдавшихся[5]. Особым издевательствам подвергались коммунисты, евреи или заподозренные в принадлежности к ним, пленные красноармейцы-немцы вообще расстреливались на месте. Простые пленные зачастую становились жертвами произвола польских военных властей. Широко было распространено ограбления, издевательства над пленными женщинами[6].

В мае 1919 года министерство военных дел Польши издало инструкцию по содержанию в лагерях. Польша была заинтересована в имидже своей страны, поэтому в документе военного ведомства от 9 апреля 1920 года указывалось, что необходимо «сознавать меру ответственности военных органов перед собственным общественным мнением, а также перед международным форумом, который тут же подхватывает любой факт, который может принизить достоинство нашего молодого государства… Зло необходимо решительно искоренить. Армия прежде всего должна стоять на страже чести государства, соблюдая военно-правовые инструкции, а также тактично и культурно относясь к безоружным пленным». Однако в действительности правила гуманного содержания военнопленных не соблюдались. Вот так описывал член Международного комитета Красного Креста лагерь в Бресте[7]:

От караульных помещений, так же как и от бывших конюшен, в которых размещены военнопленные, исходит тошнотворный запах. Пленные зябко жмутся вокруг импровизированной печки, где горят несколько поленьев, — единственный способ обогрева. Ночью, укрываясь от первых холодов, они тесными рядами укладываются группами по 300 человек в плохо освещенных и плохо проветриваемых бараках, на досках, без матрасов и одеял. Пленные большей частью одеты в лохмотья… из-за скученности помещений, не пригодных для жилья; совместного тесного проживания здоровых военнопленных и заразных больных, многие из которых тут же и умирали; недостаточности питания, о чем свидетельствуют многочисленные случаи истощения; отеков, голода в течение трех месяцев пребывания в Бресте, — лагерь в Брест-Литовске представлял собой настоящий некрополь.

Отчеты госпитальных служб подтвердили сообщения русской эмигрантской прессы об огромном количестве погибших в лагере Тухола:

С момента открытия лазарета в феврале 1921 г. до 11 мая того же года в лагере было эпидемических заболеваний 6491, неэпидемических 12294, всего 23785 заболеваний… За тот же промежуток времени в лагере зарегистрировано 2561 смертный случай, за три месяца погибло не менее 25 % общего числа пленных, содержавшихся в лагере[8]

Также и в письме руководителя польской разведки (II отдела Генерального штаба Верховного командования Войска Польского) подполковника Игнацы Матушевского от 1 февраля 1922 г. в кабинет военного министра Польши сообщается, что в Тухольском лагере за все время его существования погибли 22 тысячи военнопленных Красной Армии.[9]

Сколько всего погибло советских военнопленных доподлинно неизвестно. Существуют, однако, различные оценки, основанные на количестве советских военнопленных, вернувшихся из польского плена — их было 75 тыс. 699 человек[6]. Российский историк Михаил Мельтюхов оценивает число погибших пленных в 60 тысяч человек[6]. А. Колпаков определяет количество погибших в польском плену в 89 тыс. 851 чел[10]

В то же время, многие пленные красноармейцы, по разным причинам, переходили на польскую сторону:

Многие военнопленные (около 25 тысяч), едва попав в плен или недолго пробыв в лагере, поддавались агитации и вступали в русские, казачьи и украинские армейские группировки, которые вместе с поляками воевали с Красной армией. Это были армия генерала Станислава Булак-Балаховича, 3-я российская армия генерала Бориса Перемыкина, казачья бригада Александра Сальникова, казачья бригада есаула Вадима Яковлева и армия Украинской Народной Республики. Названные части и после заключения советско-польского перемирия продолжали воевать самостоятельно, пока не были оттеснены на территорию Польши.[11]

Помимо пленных красноармейцев в польских лагерях находилось ещё две группы российских пленных. Это были солдаты старой русской армии, которые, по окончании Первой мировой войны, пытались вернуться в Россию из немецких и австрийских лагерей для военнопленных, а также интернированные солдаты белой армии генерала Бредова. Положение этих групп также было ужасающим; из за хищений на кухне, пленные вынуждены были переходить на «подножный корм», которым они «разживались» у местного населения или на соседних огородах; не получали дров для обогрева и приготовления пищи. Руководство белой армии оказывало этим пленным некоторою финансовую поддержку, что несколько облегчало их положение. Помощь со стороны западных государств польскими властями блокировалась. По воспоминаниям Циммермана, бывшего адъютантом Бредова: «В военном министерстве сидели почти исключительно „пилсудчики“, относившиеся к нам с нескрываемой злобой. Они ненавидели старую Россию, а в нас видели остатки этой России»[12].

[править] Польские военнопленные в советском плену
Положение польских военнопленных в Советской России было гораздо лучше нежели российско-украинских в Польше[13]. В России подавляющее большинство польских пленных рассматривалось как «братья по классу» и какие-либо репрессии в отношении них не проводились[6]. Если случались отдельные эксцессы в отношении пленных, то командование стремилось пресекать их и наказывать виновных.

По данным М. Мельтюхова, польских пленных в Советской России было около 60 тысяч человек, в том числе интернированные лица и заложники. Из них в Польшу вернулось 27 598 человек, около 2 000 осталось в РСФСР[6]. Судьба оставшихся 32 тысяч человек неясна.

По другим данным[кто?], в 1919—1920 годах было взято 41-42 тысячи польских военнопленных (1500—2000 — в 1919 году, 19 682 (ЗФ) и 12 139 (ЮЗФ) в 1920 году; ещё до 8 тысяч составила 5-я дивизия в Красноярске[источник не указан 98 дней]). Всего с марта 1921 по июль 1922 года было репатриировано 34 839 польских военнопленных[источник не указан 98 дней], ещё порядка 3 тысяч изъявили желание остаться в РСФСР[источник не указан 98 дней]. Таким образом, убыль составила порядка 3-4 тысяч военнопленных. Из них около 2 тысяч зафиксированы по документам как умершие в плену[14].

[править] Судьбы военнопленных и современность
В советское время долгий период эта проблема не исследовалась, а после 1945 г. замалчивалась по политически мотивированным соображениям, поскольку Польская народная республика была союзником СССР. Только в последние десятилетия в России снова появился интерес к этой проблематике. Заместитель секретаря Совета безопасности РФ Н. Спасский в интервью «Российской газете» обвинил Польшу в «смерти десятков тысяч красноармейцев, погибших в 1920—1921 гг. в польских концентрационных лагерях»[источник не указан 354 дня].

В 2004 Федеральным архивным агентством России, Российским государственным военным архивом, Государственным архивом Российской федерации, Российским государственным архивом социально-экономической истории и польской Генеральной дирекцией государственных архивов на основе двустороннего соглашения от 4 декабря 2000 года предпринята первая совместная попытка историков двух стран найти истину на основе детального изучения архивов — прежде всего польских, так как события происходили преимущественно на польской территории. Впервые достигнуто согласие исследователей в отношении количества красноармейцев, умерших в польских лагерях от эпидемий, голода и тяжелых условий содержания.

Тем не менее, по ряду аспектов мнения исследователей двух стран разошлись, вследствие чего результаты изданы общим сборником, но с разными предисловиями в Польше и России. Предисловие к польскому изданию написано Вальдемаром Резмером и Збигневом Карпусом из Университета Николая Коперника в Торуни, а к российскому — Геннадием Матвеевым из Московского Государственного Университета им. Ломоносова.

Количество военнопленных-красноармейцев польские историки оценили в 80 — 85 тыс., а российские — в 157 тыс. Число смертей в лагерях польские историки оценили в 16 — 17 тыс., российские историки в 18 — 20 тыс. (Г. Матвеев указывает на расхождение данных из польских и российских документов, на неполноту польского учета гибели военнопленных, и в более поздней своей статье отказывается от каких-либо итоговых цифр по числу погибших пленных [1]). Совместное исследование показало, что основными причинами смертности в лагерях были болезни и эпидемии (грипп, тиф, холера и дизентерия). Польские историки отметили, что эти заболевания также повлекли значительные жертвы и среди военного и гражданского населения[1][15]. Между польскими участниками данной группы и российским историком Г. Матвеевым сохранились большие расхождения по вопросу о количестве пленных красноармейцев, что, по мнению Матвеева, указывает на неопределенность судьбы около 50 тысяч человек. Г. Ф. Матвеев указывает на занижение польскими историками числа пленных красноармейцев, а вместе с тем и числа погибших пленных, на сомнительность данных из польских документов времен войны: «Сложность проблемы заключается в том, что доступные в настоящее время польские документы не содержат сколько-нибудь систематических сведений о численности попавших в польский плен красноармейцев.» Указывает этот исследователь и случаи расстрела польскими военными пленных красноармейцев на месте, без отправления их в лагеря для военнопленных[1]. Российская исследовательница Т. Симонова пишет, что З. Карпус определял количество погибших пленных красноармейцев в Тухоли на основании кладбищенских списков и актов смерти, составленных лагерным священником, в то время как священник не мог отпевать коммунистов, а могилы умерших, по воспоминаниям очевидцев, были братскими.[12]

[править] См. также
Тухол (концентрационный лагерь)
Советско-польская война 1919—1921 годов
[править] Примечания
^ Показывать компактно
1.↑ 1 2 3 4 Г. Ф. Матвеев. Еще раз о численности красноармейцев в польском плену в 1919—1920 годах., Новая и новейшая история. № 3, 2006 г.
2.↑ Анна Белоглазова, Иван Напреенко, «Россия чтит память невинно убиенных», «Независимая газета», 1.8.2000
3.↑ Михутина, Ирина Васильевна «Так была ли „ошибка“?», 13 января 2001
4.↑ Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг. сс. 24-25,39
5.↑ Петр Поспелов. «Поляки хотят добиться от нас покаяния за оккупацию. А мы ждем от них покаяния за Стшалков и Тухоль», Независимая газета, 10 апреля 2007
6.↑ 1 2 3 4 5 Мельтюхов М. И. [Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг.] — М.: Вече, 2001. с. 104—105
7.↑ Алексей Памятных. «Пленные красноармейцы в польских лагерях.», «Новая Польша», 10.2005
8.↑ «Красноармейцы в польском плену…», с. 671
9.↑ «Красноармейцы в польском плену…», с. 701
10.↑ А. Колпаков. «На личном фронте. Польская Катынь для 90 тыс. русских». «Московский комсомолец», 27.1.1999
11.↑ Збигнев Карпус. Факты о советских военнопленных 1919—1921 годов
12.↑ 1 2 Симонова Т. Поле белых крестов. журнал Родина, № 1, 2007 г.
13.↑ Райский Н. С. Польско-советская война 1919—1920 годов и судьба военнопленных, интернированных, заложников и беженцев. — М., 1999. ISBN 0-7734-7917-1 В целом условия содержания польских пленных в России были намного лучше, чем условия, в которых находились российские и украинские пленные в Польше. Определенная заслуга в этом принадлежала Польской Секции при ПУРе РККА, работа которой расширялась…
14.↑ Польские военнопленные в РСФСР, БССР и УССР в 1919—1922 гг. Документы и материалы. М.: Институт славяноведения РАН, 2004. Стр. 4-13, 15-17.
15.↑ (англ.) POLISH-RUSSIAN FINDINGS ON THE SITUATION OF RED ARMY SOLDIERS IN POLISH CAPTIVITY (1919—1922)
[править] Литература
Райский Н. С. Польско-советская война 1919—1920 годов и судьба военнопленных, интернированных, заложников и беженцев. — М., 1999. ISBN 0-7734-7917-1
Филимошин М. В. Десятками стрелял людей только за то, что… выглядели большевиками. — Военно-исторический журнал, 2001, № 2.
Михутина И. В. Польско-советская война 1919—1920 гг. М., 1994.
Михутина И. В. Так сколько же советских военнопленных погибло в Польше в 1919—1921 гг.? // Новая и новейшая история. 1995. № 3. С. 64-69
Михутина И. В. Так была ли «ошибка»?, Независимая газета, 13.01.2001
Г. Ф. Матвеев. ЕЩЕ РАЗ О ЧИСЛЕННОСТИ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ В ПОЛЬСКОМ ПЛЕНУ В 1919—1920 годах.
Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг. — М.: Вече, 2001. ISBN 5-7838-0951-9
Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. C. 172. М.:Яуза, Эксмо, 2004. — 672 с ISBN 5-699-07637-9
Гиндин, Лазарь Борисович. Письма Ольге Гиндиной с Западного фронта и из плена, 1920—1921 гг.
Красноармейцы в польском плену в 1919—1922 гг. Сб. документов и материалов. Москва — Санкт-Петербург, «Летний сад», 2004. 912 с. Федеральный архивное агентство России, Российским государственным военным архивом, Государственным архивом Российской федерации, Российским государственным архивом социально-экономической истории и польской Генеральной дирекцией государственных архивов
А.Колпаков. «На личном фронте. Польская Катынь для 90 тыс. русских», Московский комсомолец. 27 января 1999 г.
Владимир Швед, Сергей Стрыгин «ЗАБЫТЫЙ ГЕНОЦИД.»
Петр Поспелов. «Поляки хотят добиться от нас покаяния за оккупацию. А мы ждем от них покаяния за Стшалков и Тухоль.», Независимая газета. 10.04.2007
(польск.) Tuchola : obóz jeńców i internowanych 1914—1923. Cz. 1-2. Oprac. Stanisław Alexandrowicz, Zbigniew Karpus, Waldemar Rezmer. Toruń 1997
(польск.) Karpus, Zbigniew, Alexandrowicz Stanisław, «Zwyciezcy za drutami. Jency polscy w niewoli (1919—1922). Dokumenty i materialy», (Победители за решёткой. Польские военнопленные (1919—1922). Документы и материалы). Издательство Университета Николая Коперника, Торунь, 1995, ISBN 83-231-0627-4
Владимир Швед. С ними обращались, как с рабами. Гибель красноармейцев в польском плену: 1919—1922 // Российская Федерация сегодня, № 3, 2008
Алексей Памятных. Пленные красноармейцы в польских лагерях. Историки двух стран, изучив документы, пришли к общим выводам // Новая Польша, № 10, 2005

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B
Источник - http://www.regnum.ru/news/polit/1324181.html.
Постоянная ссылка на Students.ru - http://news.students.ru/index.php?newsid=22410.

Код анонса для блога

Код полной версии для блога

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий